Новостная лента

Сообщения для СМИ

Актуальные темы

Назад

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом и заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирии В.Муаллемом, Москва, 14 апреля 2017 года

Добрый день,

Мы провели важные переговоры с моими коллегами, заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирии В.Муаллемом и Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом, которые позволили нам сопоставить позиции в связи с последним развитием событий вокруг сирийского урегулирования.

Диалог в таком тройственном формате стал уже традицией. Мы встречались втроем в Москве в октябре прошлого года.

Сегодня рассмотрели, прежде всего, ситуацию, которая возникла в результате американских ракетных ударов по аэродрому в Сирии 7 апреля. Мы подтвердили нашу единую позицию, которая заключается в том, что речь идет об акте агрессии, грубом нарушении принципов международного права и Устава ООН. Во-первых, настаиваем, чтобы США и их союзники уважали суверенитет Сирии, не допускали каких-либо действий, наподобие акции 7 апреля, чреватых самыми серьезными последствиями не только для региональной, но и для глобальной безопасности и для тех основ, на которых зиждется сегодняшнее международное право и миропорядок. Примеры Ирака, Ливии и других стран у всех перед глазами.

Во-вторых, мы настаиваем на проведении тщательного, объективного и непредвзятого расследования обстоятельств применения химических веществ в Хан-Шейхуне 4 апреля, чтобы оно было организовано под эгидой  Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) командой, которая должна быть сформирована на сбалансированной, в том числе с географической точки зрения, основе. Со своей стороны приветствовали уже официально заявленную готовность Правительства Сирии принять миссию этой Организации в том составе, о котором я сказал. Ощущаем сопротивление предложению о проведении независимого и объективного расследования, что проявилось вчера на специальной сессии Исполнительного совета ОЗХО. Мы не смиримся с такими попытками и будем добиваться установления истины.      

Обсудили возможные совместные шаги по недопущению эскалации напряженности в Сирии и недопущению того, чтобы попытки, которые сейчас предпринимаются и нацелены на срыв политического процесса, не увенчались успехом. Убеждены в безальтернативности политико-дипломатического урегулирования сирийского кризиса через инклюзивный национальный диалог с участием представителей всего спектра оппозиции на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, в которой, напомню об этом еще раз, четко зафиксировано, что только сирийский народ будет решать судьбу Сирии.   Важную роль в наших усилиях мы отводим площадке Астаны, которая стимулировала Женевский процесс. Обсудили подготовку к очередной встрече в Астане, назначенной на начало мая, которой будут предшествовать консультации экспертов России, Ирана и Турции в Тегеране на следующей неделе. 

Продолжим оказывать Правительству Сирии всю необходимую поддержку для восстановления мира, экономики, гражданской инфраструктуры и решения острых гуманитарных проблем пострадавшего сирийского населения.

Особое внимание уделили необходимости наращивания совместной работы по ликвидации террористического очага на территории Сирии. В целом мы высказываемся за объединение усилий всего мирового сообщества в интересах создания широкого антитеррористического фронта.

В целом мы удовлетворены итогами переговоров. Условились продолжать поддерживать диалог как в трехстороннем формате, так и по линии наших двусторонних отношений.

В дополнение к нашей трехсторонней встрече мы также провели две двусторонние встречи с моими коллегами – вчера с заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирии В.Муаллемом и сегодня с Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом. Обсудили состояние дел в наших отношениях, ход выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты в ходе контактов президентов наших стран.

Благодарю моих коллег за сотрудничество.

Вопрос: Каким будет послание трех министров иностранных дел после этой встречи для Правительства США в свете недавнего визита в Россию Госсекретаря США и американской военной агрессии на территории Сирии?

С.В.Лавров (отвечает после М.Д.Зарифа): Я хочу добавить. На мой взгляд, очевидно для всех, что нарушение международного права недопустимо. Подобные агрессивные акции направлены на то, чтобы подорвать предусмотренный мирный процесс. Единогласно принята резолюция СБ ООН, которая предполагает, что только сирийский народ будет решать судьбу Сирии. Подобные акции явно направлены на то, чтобы отойти от этой базовой концепции и опять найти предлоги для перехода к смене режима. Эти попытки не увенчаются успехом, такого не будет. Мы будем настаивать на строгом выполнении всех без исключения обязательств, которые заложены в резолюции СБ ООН, включая полное уважение суверенитета и территориальной целостности САР.

Вопрос: Почему США отказываются поддержать предложение России и Ирана по созданию специальной комиссии, чтобы было проведено полноценное расследование всех фактов применения химического оружия в Идлибе? Там ведь предлагается участие экспертов ООН и ОЗХО?

С.В.Лавров: Попытки заблокировать предложения России и Ирана о создании независимой комиссии для проведения беспристрастного, объективного расследования говорят только о том, что у тех, кто такие попытки предпринимает, совесть нечиста. Множатся свидетельства того, что инцидент с применением химического оружия в провинции Идлиб был инсценировкой. В публикациях, которые сейчас появляются, в том числе в США и Великобритании, и которые отражают мнение профессиональных экспертов, говорится о том, что в той версии, которой попытались оправдать агрессивную акцию 7 апреля и протащить в резолюцию СБ ООН, слишком много несоответствий и нестыковок. Два дня назад, как вы знаете, она не прошла. Мы настояли на созыве специального заседания Исполнительного Совета ОЗХО. Вчера была очень жаркая дискуссия. Наши западные коллеги в своем большинстве явно старались не допустить каких-либо шагов, которые помогли бы установить  истину того, что произошло.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать заявление представителя США при ОЗХО о том, что Россия якобы принимает постоянные усилия, чтобы скрыть правду о наличии у Дамаска этого «мифического» химического оружия?

С.В.Лавров: В течение последних дней американские коллеги стали почему-то говорить, что Россия является гарантом химического разоружения Сирии. Как будто США к этому не имеют никакого отношения! Напомню, что в ответ на готовность САР присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия (КХО) и уничтожить все запасы отравляющих веществ именно Россия и США выступили с инициативой организовать этот процесс под эгидой ОЗХО и при полной поддержке СБ ООН. В рекордные сроки были согласованы параметры этой процедуры. В течение года с небольшим ОЗХО констатировала в своем докладе, что все заявленное количество химических отравляющих веществ (ОВ) было уничтожено. Это, как говорится, медицинский факт, записанный на бумаге черным по белому в представленном Совету Безопасности ООН докладе ОЗХО. В таких случаях всегда сохраняется возможность для того, чтобы уточнить те или иные аспекты прошедшей процедуры уничтожения химического оружия. У ОЗХО такие вопросы возникали и возникают. Правительство САР тесно сотрудничает для того, чтобы все эти вопросы «закрыть» к удовлетворению всех участвующих сторон.

Что касается самой проблемы с предложением России и Ирана откликнуться на готовность Сирии принять независимую группу экспертов, то могу сказать следующее. Нас сейчас пытаются обвинить в том, что мы не доверяем ОЗХО, потому что в рамках этой Организации уже создана миссия по установлению возможных фактов применения химоружия в Сирии (МУФС) и, дескать, ей не нужны никакие решения и полномочия – она и так имеет возможность расследовать (и уже этим занимается) произошедший 4 апреля инцидент. В рамках МУФС созданы две группы – одна занимается расследованием обвинений, которые выдвигаются в адрес Правительства САР о применении химоружия, а вторая группа – расследованием обвинений, выдвигающихся в адрес вооруженной оппозиции. По странному стечению обстоятельств обе эти группы возглавляются подданными Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Я не хочу говорить ничего плохого о профессионализме наших британских коллег, но возникает вопрос, почему в рамках международной организации, призванной работать на сбалансированной основе, включая сбалансированное географическое представительство, наблюдается такой односторонний уклон? Во-вторых, все сведения и факты, которые имеются у Правительства САР и группировки ВКС России в Сирии о применении химического оружия оппозицией, включая собранные не так давно в Алеппо пробы, направляются в Секретариат ОЗХО с соблюдением всех условий такой транспортировки. Уже три месяца назад мы направили очередную партию таких проб, связанных с применением химического оружия в Восточном Алеппо. До сих пор не поступает никакой реакции из Секретариата. 

Когда выдвигаются обвинения в адрес сирийского правительства, то реакция ОЗХО следует в течение буквально нескольких дней. Они выражают свою озабоченность, но они никогда не выезжают на место происшествий, происходящих на территории, контролируемой вооруженной оппозицией, ссылаясь на то, что это небезопасно. Мы считаем недопустимым анализ происходящего таким дистанционным образом. В случае с инцидентом в Идлибе 4 апреля имеется заявление главы т.н. «Высшего комитета по переговорам» (ВКП) Р.Хиджаба о том, что они поддерживают независимое расследование. Если это так, то это означает, что руководитель достаточно крупной оппозиционной группировки, которую поддерживают некоторые страны региона, готов, по сути дела, гарантировать безопасность инспекторов, которые должны приехать в Идлиб и взять соответствующие пробы. Нам по-прежнему говорят, что это не очень безопасно, но не могут выдвинуть каких-либо убедительных аргументов.

Есть еще одна странность. С самого начала всей этой истории США стали требовать полного доступа на этот военный аэродром и почему-то на другие военные объекты сирийской армии на территории Сирии. Аэродром они упоминали с самого начала этой истории, но вчера на заседании Исполсовета ОЗХО руководство Секретариата ОЗХО заявило, что они должны расследовать только то, что случилось в Идлибе, а на аэродром им ехать «ни к чему». Я не могу понять почему. Тем более, что США поначалу требовали инспекции именно этого аэродрома, и Правительство САР готово принять эту инспекцию. Теперь ОЗХО почему-то не хочет этого делать. Такие нестыковки наводят на очень серьезные подозрения, а вернее укрепляют нас в убеждении, что все это сделано нечисто. В ответ на то, что надо, конечно же, посетить и место инцидента, нам заявляют, что якобы пробы уже взяты и будут исследоваться. Кем и когда они взяты? При этом не объясняют, в какой лаборатории будет осуществляться исследование. В предыдущих ситуациях, когда речь шла об исследовании инцидентов, связанных с применением химического оружия на территории, подконтрольной боевикам, нам сообщали, что какая-то лаборатория исследовала соответствующие пробы, но она не была сертифицирована ОЗХО.

Совокупность всех этих факторов убеждает нас в необходимости поддержать предложение, выдвинутое Россией и Ираном, чтобы расследованием занималась ОЗХО, но при участии дополнительной группы независимых экспертов, которые будут представлять страны региона, Россию, США и Европу. Если наши коллеги из США и ряда европейских стран так убеждены, что их версия является единственно верной, то им нечего бояться, что такая независимая группа будет создана.

Нас обвиняют в том, что мы не доверяем ОЗХО, хотя этот самый Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения в Сирии химоружия (СМР) был одобрен СБ ООН. Это правда. Так и записано, что СБ ООН поддерживает создание такого механизма и рассчитывает, что он будет выполнять свою работу добросовестно. Под этим мы подписались, но под тем, что этот механизм будет работать дистанционно без направления экспертов на места инцидентов, скрывать методы, которые применяются для взятия проб, мы не подписывались, как, конечно. Но под тем, что СМР будет обязательно возглавляться подданным Великобритании. Я рассчитываю, что никто не будет обижаться на наше желание сделать так, чтобы расследование этого весьма и весьма резонансного инцидента было транспарентным, чтобы ни у кого не было сомнений, что кто-то пытается что-то скрыть. Прошу прощения за долгий монолог, но мне показалось важным расставить некоторые акценты.

Вопрос: Обсудили ли вы появившиеся в СМИ доклады о планах Великобритании, США, Иордании и Израиля открыть новый фронт на юге Сирии против сирийской армии?

С.В.Лавров (отвечает после В.Муаллема): Мы тоже видели эти сообщения и постарались попытаться прояснить, о чем идет речь. Нам неофициально дали понять, что речь идет якобы о том, чтобы перерезать линии коммуникации между позициями ИГИЛ в Сирии и Ираке. Мы будем продолжать заниматься этим вопросом, потому что борьба с терроризмом – это единственное, что должно происходить на территории Сирии в плане применения вооруженных сил.